Главная | Защита прав потребителя | 8 понятие уголовной ответственности в римском праве

Преступление и наказание в Римском уголовном праве

Основные черты и этапы развития римского уголовного права Статья посвящена анализу основных положений римского уголовного права. В ней рассматривается процесс становления и развития уголовного права Древнего Рима по периодам эволюции его государственного строя, прослеживаются основные тенденции формирования уголовно-правовых понятий, категорий, институтов и т. Частные детективы предлагают решить любые проблемы, причем за короткий срок и небольшие деньги.

Можно и нужно доверять сыщику свои семейные и служебные тайны. Частный детектив в Черкассах , вся подробная информация здесь http: Изменения, происходившие в нем, напрямую были связаны с политическими переменами, имевшими место в Римском государстве, начиная с кризиса и отмены институтов царского Рима и становления республиканского строя до падения республики и утверждения императорской власти.

По существу оно зеркально отражало ход политической и социальной борьбы и являлось орудием экономически господствовавших классов, использовавших уголовную репрессию для защиты и укрепления рабовладельческих порядков и частной собственности. По своему характеру и императивному методу правового регулирования, основанному на отношении власти и подчинения, уголовное право должно было относиться к публичному праву, которое, согласно суждениям римских классических юристов, призвано было выражать и защищать общественный интерес. Однако так было не всегда.

В древнейший период истории Римского государства большинство правонарушений — деликтов от delinquere — отклоняться — еще не считалось нарушением общественного интереса, а рассматривалось как посягательство на права частных лиц. Таким образом, правонарушение, несмотря на свой уголовно-правовой характер, изначально выступало как частный деликт — delictum privatum, который ставил правонарушителя в положение должника потерпевшего.

Становление уголовного права

Согласно Законам XII таблиц частный деликт мог возникать в результате кражи, личной обиды, которая включала и членовредительские действия, а также вследствие причинения материального вреда, такого как неосторожный поджог строения или скирды около дома, порубка чужого леса. На заре своего становления нарождавшееся Римское государство еще не вмешивалось в частные конфликты, оно не реагировало на причинение обиды отдельным лицам, предоставляя это самим обиженным.

Об этом говорит известный не только римлянам, но и всем древним народам институт мести, согласно которому лицо, совершившее преступное деяние, как бы отдавало себя на произвол обиженного. Вне зависимости от содержания преступления, а это могло быть как причинение личной обиды, так и нанесение ран и имущественного ущерба, личность преступника становилась объектом для мщения. Таким образом, факт того, что личность обидчика отвечала за преступление, можно расценивать как зарождение понятия ответственности, но ответственности не перед обществом и государством, а одного лица перед другим.

Но даже такой частный характер ответственности еще не ставил обидчика в положение должника потерпевшего, о чем недвусмысленно говорится в Законах XII таблиц.

Библиотека

По общему правилу в результате мирного соглашения между потерпевшим и обидчиком, когда последний соглашался что-либо уплатить первому, фиксированной обязанности как ответственности за содеянное для него не возникало. Понятие долга как ответственности появляется только тогда, когда государство берет на себя вопросы регулирования частных конфликтов и сначала ограничивает, а затем и вовсе запрещает месть. Вместо этого оно устанавливает штрафы в пользу потерпевшего и гарантирует их силой своего принуждения.

С этого момента можно говорить о возникновении юридической ответственности как обязанности для обидчика претерпеть определенные неблагоприятные последствия, ответить за содеянное — он уже обязан уплатить poena штраф. Однако это положение вошло в практику не сразу, и поэтому в Законах XII таблиц еще находим положение о мести. Следует отметить, что delictum privatum еще долгое время носили характер переходности, смешанности, что наглядно прослеживается в XII таблицах. Так, одним из старейших частных деликтов являлось физическое посягательство на личность — injuria, которое имело три степени тяжести.

Посягательства на личность с менее тяжкими последствиями, следствием которых являлись физические повреждения в виде незначительных ранений, составляли вторую степень тяжести и влекли за собой обязательную уплату штрафа потерпевшему в размере или ассов в зависимости от того, являлся ли пострадавший человеком свободным или рабом.

При этом нанесение телесных повреждений рабу рассматривалось как причинение телесного вреда лично хозяину раба.

8 понятие уголовной ответственности в римском праве уверен, что

Самый легкий вид injuria представляли побои и оскорбительные действия физического характера, в результате которых потерпевшему наносилась обида, влекшая за собой ответственность в виде обязательства уплатить незначительный штраф в размере 25 ассов. Таким образом, injuria в квиритском праве еще не выступала в качестве преступления, она расценивалась как delictum privatum, несмотря на то, что охватывала круг правонарушений, связанных с посягательством на личную неприкосновенность, в связи с чем носила уголовно-правовой характер.

При этом Законы XII таблиц ничего не говорят о понятии вины, здесь мы видим только ущерб, для возмещения которого достаточно было лишь самого факта совершения правонарушения. Однако это был только первый шаг в формировании уголовного права и понятия преступления. В последующем многие из частных деликтов стали рассматриваться в римском праве именно как преступления. Другим, известным Законам XII таблиц, деликтом частного характера, положившим начало формированию понятия преступления против собственности, являлся furtum — воровство.

Мера ответственности за совершение данного деликта дифференцировалась в зависимости от то-го, был ли преступник схвачен на месте преступления или нет. В соответствии с этим, по свидетельству Гая, и сам деликт делился на furtum manifestum и furtum nec manifestum.

8 понятие уголовной ответственности в римском праве успел подумать

В первом случае, т. Если он пытался при задержании оказывать вооруженное сопротивление или совершал кражу ночью, то мог быть безнаказанно убит на месте преступления. Правда, закон оговаривал такое убийство обязательным присутствием свидетелей, для чего схвативший вора должен был криком созвать народ. Если кража совершалась днем, то убивать преступника на месте преступления закон запрещал, его в таких случаях подвергали телесному наказанию, причем исполнителем этой экзекуции, по словам Гая, являлся сам потер-певший. Дальнейшая судьба преступника была не вполне ясной.

По свидетельству Гая, одни юристы считали, что он отдавался в рабство потерпевшему, другие утверждали, что магистрат ставил вора в правовое положение addictus — приговоренного должника. Ему давалось 60 льготных дней, в течение которых он мог выкупить себя или это могло сделать третье лицо , в противном случае он продавался в рабство. Если кражу совершал раб, то он подвергался смертной казни путем сбрасывания с Тарпейской скалы. В случае совершения furtum nec manifestum, т. Такая резкая разница в последствиях furtum manifestum и nec manifestum всегда вызывала у исследователей много вопросов, потому что не могла быть объяснима с точки зрения принятых в современном уголовном праве понятий степени вины и размеров причиненного вреда.

Покровского, их вообще нельзя учитывать в данном случае, потому что размер наказания здесь зависит не от степени вины, а от случайности будет ли вор схвачен или нет , а причиненного ущерба как такового вообще нет, потому что вещь остается у хозяина. Для Законов XII таблиц не имеет значения также и различие между тайным хищением — воровством и явным — грабежом, потому что если грабитель убегал, то нес ответственность только как fur nec manifestus. Как представляется, наиболее приемлемым объяснением разницы последствий furtum manifestum и nec manifestum является тот факт, что государство еще практически не вмешивалось в процесс обнаружения и преследования преступника, этим занимался сам потерпевший.

Естественно предположить, что при задержании вора на месте преступления потерпевший, согласно существовавшим тогда моральным нормам, утвердившимся в обычае, тут же стремился совершить акт мести. Государство с этим пока еще ничего не могло поделать, поэтому закон лишь санкционировал такие действия и не вменял в вину обокраденному человеку убийство вора но-чью.

Однако в случае дневной кражи государство уже начинает проявлять свою волю, оно стремится уменьшить личный произвол, пусть даже в незначительной степени, путем отдачи преступника в распоряжение потерпевшего, но этим самым оно спасает вора от неминуемой смерти, уменьшая, таким образом, социальное напряжение в обществе. Наконец, в случаях, когда вор не был схвачен на месте преступления, и прошло некоторое время, давшее возможность улечься эмоциям, в целях сохранения социального мира в римской общине государство уже не могло допустить кровопролития и предоставляло потерпевшему и преступнику возможность договориться о выкупе.

При этом закон не только делал этот выкуп обязательным, но и определял его двойной poena dupli размер. Вместе с тем, если вор не был схвачен на месте преступления и ему удалось скрыться, то необходимо было его найти, что также являлось частным делом, так как государство еще не брало на себя выполнение данной функции. Однако вместо осуществления собственных действий государство предоставляло потерпевшему необходимое средство для розыска и изобличения преступника. В Законах XII таблиц таким средством являлся обыск, который давал возможность потер-певшему нарушить святая святых римских устоев — неприкосновенность жилища, потому что для римлянина было немыслимым просто так, без санкции закона, войти в чей-то дом против воли его хозяина.

Даже чтобы оповестить ответчика о явке в суд, истец должен был ожидать его перед домом. Обыск был двух видов. Первый и самый древний — quaestio lance et licio — предусматривал соблюдение особых формальностей и в связи с этим — повышенную ответственность для преступника — он должен был отвечать как fur manifestus. Второй вид представлял собой простой обыск, который проводился без особых формальностей и предусматривал пониженную ответственность в виде штрафа в размере тройной стоимости poena tripli похищенной вещи.

Такому же наказанию подвергался и укрыватель вещи. Законы XII таблиц повествуют и о третьем деликте, который, по мнению исследователей, появился несколько позже первых двух, описанных выше. Это деликт damnum injuria datum — повреждение или уничтожение чужих вещей, за отдельные виды которого закон предусматривал уголовное наказание poena capitalis.

Тем самым эти виды деликта вводились в сферу уголовного права и граничили с собственно delicta publica — преступлениями, которые наказывались от имени римского народа, т. К таким преступлениям можно отнести умышленный поджог, за который, по свидетельству Гая, преступник сначала подвергался телесному наказанию его заковывали в кандалы и били кнутом , а затем сжигался. О том, что данный деликт в большей степени отвечал признакам delicta publica, чем delictа privatа, а следовательно, входит в сферу публичного права, говорит сакральный характер земельной собственности: Аналогичный характер носили преступления, связанные с похищением и истреблением посевов и совершением над ними колдовства.

Наряду с delictа privatа, носившими в древнем праве Рима половинчатый и переходный характер и стоявшими между гражданским и уголовным правонарушением, существовали и собственно delicta publica, которые можно полностью отнести к категории преступлений. Во времена Законов XII таблиц их круг был еще очень узок. В первую очередь это были преступления против государства, которые карались смертной казнью. Среди прочих преступлений можно выделить убийство, клевету, которая распространялась путем сочинения и распевания песен, позорящих какое-либо лицо, умышленный поджог, тайное истребление чужого урожая, равно как и его потраву или жатву в ночное время.

Краткий обзор и анализ системы преступлений или публичных деликтов, а также деликтов частных, носивших переходный характер и имевших уголовно-правовую направленность, позволяет констатировать, что системе древнейшего римского права были присущи простота и не-развитость. Римское право еще либо не знало общих принципов уголовной ответственности, либо они находились в зачаточном состоянии. Так, например, в нормах Законов XII таблиц мы почти не встречаем понятия вины, хотя в некоторых случаях говорится о преступлениях преднамеренных или умышленных и неосторожных, за совершение которых правила XII таблиц предусматривали наступление дифференцированных юридических последствий в виде различных по своей строгости наказаний.

Гай в связи с этим приводит положение об умышленном и неумышленном или неосторожном поджоге. Отдельные статьи XII таблиц говорят о том, что древнейшее римское право начинало подходить к пониманию отягчающих и смягчающих обстоятельств. Так, например, несовершеннолетие смягчало наказание за жатву чужого урожая ночью или за кражу с поличным, в то время как эта же самая жатва чужого поля или ночная кража для совершеннолетнего являлись отягчающим обстоятельством.

Не знало римское право и понятия соучастия. Несмотря на то, что ст. Что касается оценки древней системы наказания, то, по словам Цицерона, она не была жестокой. Однако с этим вряд ли можно согласиться. Анализ преступных деяний и наказаний за них позволяет сделать вывод о том, что средствами уголовного права и уголовной репрессии нарождавшееся Римское государство достаточно жестко охраняло государственные устои, личность и имущество римских граждан, их земельные владения. Покушение на них в большинстве случаев влекло за собой применение рoena capitalis смертной казни , которая могла принимать различные формы — распятие, отсечение головы, сбрасывание с Тарпейской скалы, утопление.

Наряду со смертной казнью, а зачастую предваряя ее, применялись и другие жестокие наказания, такие как отсечение рук, ног, ушей и т. Широко были распространены и штрафные санкции, суд мог приговаривать правонарушителя к наказанию, ограничивавшему его гражданский статус, так, ему запрещалось занимать публичные должности и выступать в суде в качестве свидетеля.

Деление общества на свободных и рабов в полной мере нашло свое отражение и в уголовном праве.

Формирование специальных уголовных судов

По общему правилу рабы подвергались более строгому наказанию, чем свободные люди. Наиболее частым наказанием для них являлась смертная казнь. В целом, по мнению И. Покровского, царский период оставил после себя в области уголовного права полную неопределенность, потому что большинство преступлений не получило никакого должного рассмотрения в римском праве. Как представляется, такое положение с не-большими изменениями сохранилось и в республиканский период.

За несколько веков становления и развития республиканской формы правления римская юриспруденция не только не выработала сколько-нибудь определенного уголовного кодекса, но и не смогла даже создать достаточно четкого перечня деяний, которые можно было признать преступными, и определить конкретную систему наказаний за них.

Развитие уголовного права Римской республики пошло по пути coercitio магистратов, т. Магистраты, в первую очередь консулы и народные трибуны, в силу данной им власти и выполняемых функций по поддержанию порядка и спокойствия в обществе были вправе привлекать к ответственности лиц за любое деяние, которое, по их представлениям, являлось преступным, и выносить по нему любое судебное решение.

Удивительно, но факт! С образованием государства в семье происходит трансформация — во главе семьи становится домо-владыка раtеrfаmiliаs.

Единственным ограничением в этом служили принятые в самом начале республиканского периода законы о provocatio и о пределах штрафования lex Aternia Tarpeja. Согласно данным законам, если магистрат приговаривал преступника к смертной казни или налагал штраф свыше положенной меры, последний имел право апеллировать к народному собранию. В республиканский период развитие уголовного права было тесно связано с развитием преторского права.

Преторский эдикт значительно расширил понятие iniuria, оно стала охватывать не только физическое посягательство на личность, но и посягательство на личные нематериальные блага человека — его честь, достоинство, семейные и нравственные устои и т. Таким образом, этому деликту, по мнению Р. Иеринга, стараниями преторов была придана двойная функция:


Читайте также:

  • Защита аккумуляторов от кражи на грузовиках
  • На первом слушании суда по трудовому спору
  • Документы для получения права собственности на квартиру по наследству
  • Договор займа обязательство по которому обеспечено ипотекой
  • Исковое заявление и признании права собственности по договору купли-продажи